Карасай Кириллович Джумагалиев

Казахский мальчик Карасай Джумагалиев родился в заволжском селе Гончары (ныне Палласовский район) в 1924 году в семье директора местной школы, но поблажек не знал с детства. С десяти лет на каникулах работал на конных жатках в колхозе. Мальчик следил, чтобы ни один колос не остался в поле. Едва Карасай закончил 7 классов, как умерла его мать. В свои 16 лет он впервые перешагнул порог отцовского дома, направившись в районный центр, где устроился грузчиком в контору Заготзерно. Был он в ту пору комсомольцем, и по путевке его направили на учебу в Сталинград, где после окончания ФЗО в августе 41-го года приступил к работе слесарем-лекальщиком на завод «Красный Октябрь». На производство поступило новое оборудование, но поставить его не успели. Шла война. И время для реконструкции не было. Станки так и лежали в ящиках нераспечатанными во дворе завода, а вокруг них рабочие рыли окопы. В них, вместо убежищ, и прятались красноармейцы во время начавшихся бомбежек. Тогда и увидел Карасай первых погибших заводчан.
В октябре ему приказали явиться в отдел кадров. Следующей ночью его посадили в эшелон, обязав сопровождать то самое оборудование, эвакуируемое на Урал. Но далеко Карасай не уехал. В спешке его забыли одеть, как следует, и по дороге сняли с эшелона с обмороженными ногами. Паренек сидел на открытой площадке в одном трико. В больнице лекарств не было. Три раза в день его больные ноги натирали нашатырным спиртом и на этом лечебные процедуры заканчивались. Помаявшись пару недель, он уговорил врачей отправить его домой.
В отцовском доме дела пошли на лад. И вскоре он отбросил костыли, а потом и палочку. Местный председатель колхоза, увидев Карасая на ногах, направил его и еще одного паренька на животноводческую ферму, а весной его назначили бригадиром полеводческой бригады. И сельчане стали уважительно называть его Карасаем Кирилловичем. Летом выдался щедрый урожай, и началась уборка хлеба, Джумагалиев отвечал за поставки зерна на фронт. Через месяц Карасай получил повестку в армию. Тридцать четыре восемнадцатилетних юношей направили в астраханское минометное училище, но побыли в нем только несколько часов, где они только успели отдохнуть, а затем их снова погрузили сначала в машины, затем в лодки и высадили на островке в дельте Волги. Четыре часа в день молодые бойцы проходили военную подготовку, а следующие четыре по колено в воде рубили камыш и строили из него военный городок. Питались пшенкой, селедкой и хлебом – 650 граммов в день. И все же в минометчики солдат попал. С острова их сняли и направили в поселок. Учились заряжать, наводить и стрелять из 122-мм миномета. Ночами охранял длинные артиллерийские склады, где однажды рядовой Джумагалиев заметил и задержал диверсанта. Поступок был оценен командованием и Карасаю предложили отправиться в составе отряда комсомольцев-добровольцев на защиту Сталинграда. Двое суток тащила их баржа вдоль пылающих берегов Волги. Но вот и грохочущий город. Баржа плывет мимо центра и причаливает в Красноармейском районе. Солдаты получают винтовки, и они под покровом ночи, направляются в неизвестном им направлении, пешком через степь. Впереди гремит канонада. Их останавливают на какой-то высотке и приказывают окопаться в сплошном гравии. Утром выяснилось, что город остался правее, а за ним поселок Старгрэсс. За два дня удалось вырыть приличные окопы и как раз вовремя. После короткого артналета началась атака немцев. Они шли цепью, стреляя на ходу из автоматов. У Карасая и других солдат были только винтовки и по 20 патронов. И все же прицельный огонь заставил немцев бежать назад, оставив на земле не меньше сотни трупов своих солдат. Понес первые потери и комсомольский отряд. На следующий день поступил приказ перейти в контратаку, взять близлежащую высотку. На штурм невысокого холма ходили четыре раза, потеряли четвертую часть своих. Высотку взяли, а Карасай даже не понял, что хлюпает у него в сапоге. И только сняв его, увидел, что сапог полон крови. Оказалось, пуля отбила небольшой осколок кости правой голени. Он перевязал рану и остался в строю. Две недели бойцы держали эту высотку, пока не подошла смена. Это были сибирские полки. Готовилось историческое контрнаступление, которое началось 19 ноября 1942 года и Карасай пошел вперед на Запад. Шли в сторону Котельниково быстро. Немцы бежали, оставляя опорные пункты. После замкнувшегося кольца 51-й и 28-й армий, Джумагалиев встретил своего командира минометной батареи, и тот выпросил разрешения вернуть солдата к себе. Стал пехотинец заряжающим, но уже в первом бою их батарея была разбита, из четырех орудий осталось только два, и уцелевшему артиллеристу пришлось вернуться в пехоту. Вот тогда и пошел на Карасая тяжелый немецкий танк. Они встретились с группой «Гот», созданной из 13 немецких дивизий, в том числе и трех танковых, предназначенных для деблокировки окруженных под Сталинградом фашистских армий. Немецкая разведка обнаружила движущуюся, никем не прикрытую пехоту и, не останавливаясь, враг бросил на людей танки. Укрыться и окопаться было некогда. Карасай упал между бороздками замерзшего, вспаханного осенью поля и непонимающим взглядом смотрел на надвигающуюся громадину. В голове мелькала мысль: бить по танку. И он успел произвести пару выстрелов, пока гусеница не оказалась над головой. В последние доли секунды он успел откатиться в сторону и остался жив. Винтовку смяло, как тростинку. Справа послышался голос: «Живые, ко мне!» Карасай подхватил винтовку раздавленного соседа и пополз в ту сторону. Оказалось, что там были вырыты окопы, и человек в ватнике созывал горстку уцелевших солдат, чтобы встретить огнем наступающих автоматчиков. Джумагалиев не знал, сколько можно держаться, да и никто из ошеломленных танковой атакой людей не думал в эти минуты ни о чем, кроме желания выжить. Все 34 танка были разбиты подошедшими регулярными частями Красной Армии. Джумагалиев стал разведчиком и прошел всю войну до победного конца. Свою первую медаль «За боевые заслуги» он получил за форсирование Днепра. Потом одна за другой прибавлялись медали: «За оборону Сталинграда» и за взятие многих других городов, в том числе Варшавы и Берлина. Награжден двумя орденами Отечественной войны. 27 апреля 1945 года будучи парторгом батальона он вошел в Берлин. А на следующий день кормил из полевой кухни голодных горожан и стал знаменитым.
Карасай Кириллович Джумагалиев вышел на пенсию в звании майора внутренней службы, работая начальником режимной части ИТК-9 УИТУ УВД Волгоградской области.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2020, МВД России